БМ-14

May. 3rd, 2017 12:19 am
vattukvinnan: (Default)
[personal profile] vattukvinnan
 Остановив машину, Сами не глушит мотор, и фары освещают парковку. Ребята ставят четыре банки из-под газировки – это ворота; у банок из-под газировки есть в этом смысле магическое свойство – они могут превратить парковку в футбольное поле одним своим существованием. Бритт-Мари достает свой список.

- Вега? – спрашивает она громко и отчетливо. Дети тем временем носятся вокруг, с разной степенью успешности пиная мяч.

- Чего? – отзывается Вега – она стоит прямо перед Бритт-Мари.

- Это «да»? – интересуется Бритт-Мари.

- Вы о чем вообще? – спрашивает Вега.

Бритт-Мари в высшей степени терпеливо постукивает ручкой по списку.

- Мой юный друг, я составила список присутствующих. Тот, кого вызывают по имени, должен надлежащим образом ответить «да». Так принято.
Вега недовольно щурится.

 

- Вы же видите, что я здесь!

Бритт-Мари благожелательно кивает.

- Мой дорогой юный друг, если бы мы отмечали присутствующих кое-как, то не было бы причины вести списки присутствующих.

- Вот именно! – говорит Вега.

- Вот именно, - соглашается Бритт-Мари.

- Да наплевать на список! Мы уже играем! – стонет Вега и бьет ногой по мячу.

- Вега? – произносит Бритт-Мари.

- ДААА! Ну что еще? – шипит Вега.

Бритт-Мари сосредоточенно кивает и ставит галочку напротив имени Веги. Проделав то же самое с остальными детьми, она раздает им написанные от руки бумажки с коротким и очень формальным сообщением, за которым следуют два аккуратных прочерка внизу – «Подпись родителей». Бритт-Мари страшно горда этими бумажками. Она писала их чернилами. Любой, кто знает Бритт-Мари, поймет, сколь выдающихся результатов достигла Бритт-Мари в контроле над импульсами: она написала что-то чернилами! В путешествиях люди по-настоящему изменяются.

- Подписать должны оба родителя? – спрашивает Пират, который так аккуратно причесал свои рыжие волосы, что Бритт-Мари становится больно, когда в следующую секунду он получает мячом по голове.

- Извини! Я целился в Вегу! – кричит Омар.

Начинается потасовка между Вегой и Омаром. Вся команда сваливается в кучу-малу. Бритт-Мари ходит кругами, пытаясь сообразить, как сунуть бумажки Веге и Омару в этом скоплении кулаков, но в конце концов сдается, решительными шагами пересекает парковку и вручает их бумажки Сами. Сами сидит на капоте черной машины и пьет из футбольной штанги. Бритт-Мари счищает пыль со всех своих частей. Футбол – это категорически не гигиенично.

- Помощь нужна? – спрашивает Сами.

- Я не ознакомлена с тем, какие действия ожидаются от тренера, когда футболисты дерутся, как бродячие собаки, - признается Бритт-Мари.

- Дайте им побегать, - усмехается Сами.

- Что вы хотите этим сказать? – желает знать Бритт-Мари.

- Идиотка, - произносит Сами.

- Вот уж ни в коем случае! – протестует Бритт-Мари, хотя именно так себя и чувствует.

Сами смеется. Над ней, или – с ней, это в высшей степени непонятно.

- Да нет, это упражнение такое. Называется «Идиотка»[1]. Я покажу.

Он соскальзывает с капота и начинает обходить машину. Бритт-Мари идет следом. Вкладывает одну руку в другую и спрашивает – ни капельки не обвиняюще:

- Могу я побеспокоить вас вопросом о том, почему вы не тренируете этих детей, если знаете о футболе так много?

Сами достает из багажника с полдесятка банок из-под газировки. Протягивает одну из них Бритт-Мари.

- У меня нет времени, - говорит он.

- Возможно, вы были бы чуть свободнее, если бы не посвящали столько времени покупке газированной воды, - замечает Бритт-Мари.

Сами снова смеется.

- Да ну, тренер, вы же понимаете, что коммуна не допустит к подростковой команде человека с моей уголовной историей, - говорит он.

Словно речь о какой-то ерунде.

После этих слов Бритт-Мари особенно крепко вцепляется в сумочку. Не потому, что она осуждает людей, ни в коем случае, а просто в Борге очень сильный ветер. И ни по какой другой причине.

 

«Идиотка», в каком виде это упражнение существует в Борге, заключается в том, что с полдесятка банок газировки выставляют в ряд, с интервалом в несколько метров. Дети выстраиваются у забора между досуговым центром и пиццерией, со всех ног бросаются к первой банке, со всех ног – назад к забору, потом со всех ног ко второй банке, которая чуть дальше, а потом – со всех ног назад. Потом к третьей банке, назад, и так далее.

- Сколько времени они должны это делать? – спрашивает Бритт-Мари.

- Сколько хотите, - говорит Сами.

- Столько времени я ни за что не смогу их гонять, - возражает Бритт-Мари.

- Вы теперь тренер. Если они не будут вас слушаться, их не допустят до соревнований, - говорит Сами.

По мнению Бритт-Мари, это не очень разумно, однако Сами не дает более подробных объяснений – у него звонит телефон.

- Как, вы сказали, называется упражнение? – спрашивает Бритт-Мари.

- «Идиотка»! – отвечает Сами и говорит в телефон «да» - так, как отвечают по телефону фразой без восклицательного или вопросительного знака в конце.

Бритт-Мари надолго задумывается и наконец произносит:

- Хорошее название и для упражнения, и для того, кто его выдумал.

 

В этот момент Сами уже идет к машине, прижав к уху телефон, так что он не слышит слов Бритт-Мари. Никто их не слышит. Да и сама Бритт-Мари, если честно, слышит их не особенно хорошо. Дети бегают между банками, а Бритт-Мари стоит рядом, переполненная пузырьками счастья, и повторяет «хорошее название и для упражнения, и для того, кто его выдумал» очень, очень, очень тихо, себе под нос. Несколько раз.

 

В первый раз за очень долгое, насколько она может припомнить, время она пошутила.


 В защиту детей скажем – они не нарочно. Или нет, нарочно, конечно, но, скажем так, никто из них не думал, что Падрр попадет на самом деле. Они же никогда не попадают, когда целятся. Особенно Падрр, самый юный и самый слабый игрок в этой довольно-таки самой слабой футбольной команде. И тут совершенно случайно Банк, в настроении еще худшем, чем обычно, идет со своей белой собакой через парковку, прямо в разгар тренировки футболистов. Омар видел, как она заходит в пиццерию, или продуктовый магазин, или автомастерскую, или что оно там, а потом выходит с пакетом, который выглядит, как будто в нем шоколад, и еще пакетом, который звучит, как будто в нем пиво. Омар локтем толкает Падрра в бок и говорит:

- Как по-твоему, у нее есть суперспособности?

/.../
- Давай, Паддр!

Паддр, кажется, не думает, что это такая уж удачная мысль. Но тут Омар произносит волшебные слова, обладающие магической способностью до последнего грамма уничтожать контроль над импульсами у детей по всему земному шару:

- А вот и струсишь!

В защиту Паддра скажем: он не верит, что попадет. Говоря начистоту, все просто поражены тем, что он попал.

 
Больше всех поражена Банк.

 

- ЧТО ЗА… - орет она, поднимаясь на ноги; на ее лице слой жидкой грязи.

Дети поначалу замирают с открытыми ртами. Потом Омар начинает хихикать. Потом – Вега. Разъяренная Банк устремляется к детям, палкой рассекая воздух между ними.

- ЭТО, ПО-ВАШЕМУ, СМЕШНО? СОПЛЯКИ!

Бритт-Мари откашливается и протягивает руку.

- Милая… Банк, он не нарочно, конечно, он не целился в вас, ни в коем случае. Это несчастный случай.

- НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ! НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ, АГА! – надрывается Банк. Это немного не то, что она хотела бы сказать на самом деле.

- Почему не нарочно? Он же прицелился! – самоуверенно кричит Омар, однако он уже не так уверен в себе, спасаясь за спиной Бритт-Мари от полукругов, которые описывает палка.

- Это правда? – озадаченно спрашивает Бритт-Мари у Падрра.

- ОН? – кричит Банк, и все ее лицо пульсирует, словно одна толстая вена, вытянувшаяся прямо из шеи.

Падрр кивает и пятится. Бритт-Мари с энтузиазмом вкладывает одну руку в другую и не знает точно, что предпринять.

- Но… но это просто великолепно! – выговаривает она.

- ТЫ ЧТО НЕСЕШЬ, СТАРАЯ ДУРА? – орет Банк.

Все разумное в Бритт-Мари в эту минуту упорно пытается приглушить энтузиазм Бритт-Мари, но в том не преуспевает – Бритт-Мари наклоняется и радостно шепчет:

- Видите ли, обычно они целятся, но не попадают. Так что такой прогресс – следствие их целеустремленности!

Банк смотрит на Бритт-Мари. Во всяком случае, кажется, что смотрит. Трудно понять из-за солнечных очков. Бритт-Мари нерешительно сглатывает.

- Конечно, их целеустремленность не в том, что они целились… в вас. Разумеется, я совсем не это имела в виду. Но они целеустремленно целились – и попали… во что-то.

 

Банк покидает парковку, и целая туча самых отвратительных слов, когда-либо слышанных Бритт-Мари, проливается за ней дождем. Бритт-Мари даже не знала, что можно комбинировать названия половых органов и других частей тела подобным образом. О такого рода речевых инновациях не пишут в кроссвордах.

На парковке воцаряется благоразумная тишина. Которую, конечно, нарушает голос Кого-то:

- Я же говорила про нее. Лимон. В заднице.

Она сидит в дверях пиццерии и ухмыляется вслед Банк. Бритт-Мари счищает что-то с юбки.

- Не хочу утверждать, что ты ошибаешься, ни в коем случае. Но я решительно полагаю, что конкретно в этом случае проблемы Банк произошли не от лимона в заднице, а от футбольного мяча в голову.

 

Все смеются. Бритт-Мари на них за это не сердится. Для нее это новое ощущение.

 

/.../

Кто-то подкатывается ближе к Бритт-Мари, кивает на пиццерию:

- Пошли! Дело есть!

Падрр к этому времени выпил уже все штанги для ворот, а Вега только что затеяла новый громогласный спор с Сами – Бритт-Мари разбирает «Псих» и «денег должен»; все это она истолковывает в том смысле, что тренировка окончена. Она не знает, ждут ли от нее чего-то особенного – дунуть в свисток или вроде того, так что она решает ничего не делать. В основном потому, что у нее нет свистка.

В пиццерии Кто-то вытаскивает из-под прилавка бумажку и пригоршню монет.

- Вот. Сдача и чек.

Она протягивает и то, и другое и жестом указывает на нижний край двери, куда Бритт-Мари подсунула деньги накануне вечером.

- В следующий раз можешь это, как его? Зайти! – ухмыляется Кто-то.

Бритт-Мари, кажется, не знает, что ответить, и Кто-то прибавляет:

- Ты оставила слишком много денег за сигареты, Бритт-Мари. Ты это, как его? Или считаешь хреново, или слишком щедрая, ну? Я так думаю: Бритт-Мари – щедрая, ну. Не как этот Фредрик, например, он, знаешь, такой жадный, что орет, когда срет.

Она радостно кивает. Бритт-Мари несколько раз бормочет «а-а». Аккуратно складывает чек, сует в сумочку. Берет деньги, полученные на сдачу, и сует в вазочку. Кто-то прокатывается на полколеса вперед, откатывается на полколеса назад.

- Знаешь, оно стало красиво. Стало красиво, когда ты… прибралась, ну. Спасибо! – говорит она.

- Я не намеревалась спрятать твое имущество так, чтобы ты не смогла его найти, - говорит Бритт-Мари в сумочку.

Кто-то чешет подбородок.

- Приборы, ну. Вилки, ножи, ложки. В таком порядке. Я могу это, как его? Привыкнуть!

Бритт-Мари кусает себя за щеки. Идет к двери. Она уже успела дойти до порога, когда останавливается, берет разбег и произносит:

- Я хотела бы только проинформировать тебя, что, возможно, не обязательно испытывать острый стресс, торопясь с ремонтом моего автомобиля.

Кто-то смотрит через открытую дверь на детей и футбольную площадку. Кивает. Бритт-Мари тоже кивает. В первый раз за очень долгое, насколько она может припомнить, время у нее есть подруга.

 

Дети снимают грязные футбольные кофты и оставляют их в молодежном центре, хотя Бритт-Мари не вызывалась их стирать. Все уже покинули парковку и разошлись по домам, когда Бритт-Мари, высушив кофты в сушилке, складывает их опрятной стопкой для завтрашней тренировки. Борг обезлюдел если не считать одинокого силуэта на автобусной остановке возле дороги. Бритт-Мари не знала даже, есть ли автобусная остановка там, где она увидела кого-то, ждущего под фонарем. Она не видит, что это Пират, хотя до него рукой подать. Рыжие волосы всклокочены и перепачканы, он не двигается, словно пытается проигнорировать то, что она здесь. Благоразумие пытается заставить ее уйти отсюда. Но все-таки Бритт-Мари говорит:

- У меня сложилось впечатление, что ты живешь в Борге.

Пират зажал в руке бумажку из тех, что Бритт-Мари раздала в начале тренировки.

- Тут сказано - нужны подписи обоих родителей. Так что мне надо съездить к папе, попросить, чтобы подписал.

Бритт-Мари кивает.

- А-а. Тогда хорошего вечера, - говорит она и делает шаг к темноте.

- Вы не съездите со мной? – кричит Пират ей вслед.

Бритт-Мари оборачивается, словно он совсем спятил. Бумажка у него в руке вся в пятнах пота.

- Я… это… подумал, что было бы лучше, если бы вы съездили туда со мной, - выговаривает он.

Это, конечно, совершенное безумие. Бритт-Мари старается донести это до мальчика, пока они едут.

Поездка занимает почти час на автобусе. Она обрывается перед огромным белым зданием. Бритт-Мари так крепко держит сумочку, что у нее сводит пальцы. Она все-таки цивилизованный человек, у нее нормальная жизнь.

 

А у цивилизованных людей с нормальной жизнью не в обычае посещать тюрьмы.



[1] Разновидность челночного бега

Profile

vattukvinnan: (Default)
vattukvinnan

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 4 56
7 8 910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:20 am
Powered by Dreamwidth Studios