vattukvinnan: (Default)
"Над густою лебедою гуси-лебеди летят! То как зверь они завоют, то ногами застучат! Гуси-лебеди с усами – страшно девице одной; это ты, Иван Сусанин? Проводи меня, родной! Нашим планам нет предела, всем народом рвемся ввысь, и в распухнувшее тело раки черные впились! Едут греки через реки, через синие моря; все варяги едут в греки, ничего не говоря. Холодок бежит за ворот, пасть разинул соловей: не сдается лютый ворог милой родине моей. Соловей хрипит на ветке, гнется дерево под ним; «кукареку» – вопит в клетке шестикрылый серафим; птичка божия не знает ни пощады, ни стыда: сердце с мясом вырывает и сжирает без следа. А струна звенит в тумане, а дорога все пылит… Если жизнь тебя обманет – значит, родина велит".
(Т. Толстая "Лимпопо")
vattukvinnan: (Default)
Дорогие друзья, на портале "Книгозавр" снова конкурс. На этот раз принимаются малая проза и стихотворения, которых тема - книга. Правила читаются здесь: http://knigozavr.ru/2011/03/30/konkurs-6-slova-o-slovax-pravila-i-slony/.
Поскольку к рассмотрению принимаются только оригинальные произведения (и это правильно), а переводчики чужие на этом празднике жизни, то околоконкурсное вешаю здесь. Можно считать, что для привлечения внимания.

Книга Твардовского
Предание о книге чародея Твардовского связано со стенами Виленского университета. Поведал его ксендз Нарамовский, иезуит, со слов ксендза Даниэля Бутвилла-старшего, бывшего ректора Виленской академии (1663 г.). Рассказ, услышанный от отца Бутвилла, записал иезуит Шпол.
У знаменитого колдуна Твардовского была огромная, написанная на пергаменте и переплетенная в кожу книга, в которой содержались разные заклятия, магические ритуалы, а также формулы, при помощи которых можно было вызывать черта и мертвых.
Эта необыкновенная книга досталась королю Зигмунту Августу; тот в завещании отписал ее, вместе с прочим собранием книг, библиотеке Виленской иезуитской академии, которая находилась рядом с нынешней Университетской улицей. Иезуиты заперли опасную книгу в особом шкафу и приковали ее к стене толстой железной цепью, и ни у кого не было смелости заглянуть в нее.
Однажды вечером помощник префекта библиотеки Даниэль Буутвилл – тот самый, который потом стал ректором Академии, – заработался допоздна и остался в хранилище один.
Внезапно отец Бутвилл почувствовал непреодолимое желание заглянуть в книгу Твардовского и узнать, что в ней заключено. После недолгого колебания он отпер шкаф и раскрыл книгу, но едва начал читать, как в библиотеке поднялся адский шум, послышались визг, вой, смех, стоны, звон цепей и треск пламени. Зал наполнился вонью серы, под потолком заметались и стали биться о стены летучие мыши, по полу поползли змеи, забегали ящерицы, запрыгали жабы, а из-за шкафов и из углов высунулись адские хари.
Отец Бутвилл, объятый невыразимым ужасом, закрыл книгу, убежал в другую комнату и захлопнул за собой дверь. Всю ночь он провел без сна, молясь и дрожа от страха, а в библиотеке до рассвета продолжался адский кавардак: рычание, писк, вопли и звон цепей. Когда наутро отец Бутвилл в сопровождении нескольких человек вернулся в библиотеку, там царил страшный беспорядок. Столы и скамьи были перевернуты, на полу валялись выброшенные из шкафов книги и рукописи. В воздухе ощущался запах серы. Книги Твардовского не было. Она пропала, неведомо как и кем утащенная. Только обрывок цепи, которой она была прикована, свисал из стены.
Книга эта, называемая «Либер магнус», нашлась потом в краковском книгохранилище. Один школяр прослышал, что если кто из нее станет читать, то ему явится дьявол и исполнит приказ, какой только ни даст ему читавший. Вот школяр однажды ночью прокрался в библиотеку, открыл книгу и начал читать магические формулы. Вскоре дьявол-чудовище предстал перед ним и спросил, чего он желает. Перепуганный школяр вместо того, чтобы ответить, как собирался, «Хочу денег!», сказал:
- Хочу репы!
Послушный приказу черт принялся таскать репу через двери и окна, но тут, к счастью, пропел петух, и черту пришлось остановиться.
(Захорский, "Виленские предания". Пер. с польск. vattukvinnan)
vattukvinnan: (Default)
"Хорошилище грядет в мокроступах  по гульбищу из ристалища на позорище".

**

Nov. 3rd, 2010 03:58 pm
vattukvinnan: (Default)
Кажется, я поняла, что хочу "Поребрик...". Но я ее куплю в Питере, чтобы было концептуальней.
vattukvinnan: (Default)
"...Вот как та представляла себе по-настоящему приятное времяпрепровождение: сесть на поезд до Чикаго, надеть шляпу с большими полями и прогуливаться по Мичиган-авеню, любуясь витринами и изображая из себя важную даму. Однако судьба распорядилась так, что она вышла замуж за фермера. Они поселились посреди бескрайних полей, и она стала прозябать в своем хорошеньком деревенском домике, хотя и дом был замечательный, и муж, и дети были замечательные. Но теперь у нее уже не было времени на ту "легкомысленную" жизнь, которую она вела раньше: слишком много ребятишек, слишком много женской работы.

Прошли годы, и вот однажды, вымыв полы в кухне и в гостиной, она надела свою лучшую шелковую блузку, застегнула на все пуговицы длинную юбку и пришпилила булавкой шляпу с большими полями. Потом вставила в рот дуло мужниного дробовика и нажала на спуск. Каждая женщина на земле поймет, почему она сначала вымыла полы".
http://lib.rus.ec/b/115700/read


vattukvinnan: (Default)
Восточные мужчины, продающие у нас на рынке всякие чудеса (с которыми я даже не знаю, что делать), выставили у себя на прилавке "Казан, баран..." Ханкишиева. Так мило :)). Люди искренне интересуются тем, что продают. У них вообще много несъедобного - казаны, медные блюда, чайнички, расписанные от руки пиалы, один раз даже расшитый халат висел... теперь вот - книга. И какая-то в этом скрытая гордость чувствуется, и очень здорово она смотрится в окружении плошечек со всем этим разноцветным, острым, пряным.
vattukvinnan: (Default)
"Один только шинкарь сидел молча в углу. Дед и подступил к нему. Уж когда молчит человек, то, верно, зашиб много умом. Только шинкарь не так-то был щедр на слова; и если бы дед не полез в карман за пятью злотыми, то простоял бы перед ним даром.
- Я научу тебя, как найти грамоту, - сказал он, отводя его в сторону. У деда и на сердце отлегло. - Я вижу уже по глазам, что ты козак - не баба. Смотри же! близко шинка будет поворот направо в лес. Только станет в поле примеркать, чтобы ты был уже наготове. В лесу живут цыганы и выходят из нор своих ковать железо в такую ночь, в какую одни ведьмы ездят на кочергах своих. Чем они промышляют на самом деле, знать тебе нечего. Много будет стуку по лесу, только ты не иди в те стороны, откуда заслышишь стук; а будет перед тобою малая дорожка, мимо обожженного дерева, дорожкою этою иди, иди, иди... Станет тебя терновник царапать, густой орешник заслонять дорогу - ты все иди; и как придешь к небольшой речке, тогда только можешь остановиться. Там и увидишь кого нужно; да не позабудь набрать в карманы того, для чего и карманы сделаны... Ты понимаешь, это добро и дьяволы и люди любят. - Сказавши это, шинкарь ушел в свою конуру и не хотел больше говорить ни слова".
vattukvinnan: (Default)
"С самого вешнего Николы, с той поры, как начала входить вода в межень, и вплоть до Ильина дня не выпало ни капли дождя. Старожилы не могли запомнить ничего подобного и не без основания приписывали это явление бригадирскому грехопадению. Небо раскалилось и целым ливнем зноя обдавало все живущее; в воздухе замечалось словно дрожанье и пахло гарью; земля трескалась и сделалась тверда, как камень, так что ни сохой, ни даже заступом взять ее было невозможно; травы и всходы огородных овощей поблекли; рожь отцвела и выколосилась необыкновенно рано, но была так редка, и зерно было такое тощее, что не чаяли собрать и семян; яровые совсем не взошли, и засеянные ими поля стояли черные, словно смоль, удручая взоры обывателей безнадежной наготою; даже лебеды не родилось; скотина металась, мычала и ржала; не находя в поле пищи, она бежала в город и наполняла улицы. Людишки словно осунулись и ходили с понурыми головами; одни горшечники радовались ведру, но и те раскаялись, как скоро убедились, что горшков много, а варева нет".
vattukvinnan: (Default)
"В ночь с 19-го на 20-е августа 1928 года упал неслыханный, никем из старожилов никогда еще не отмеченный мороз. Он пришел и продержался двое суток, достигнув 18 градусов. Остервеневшая Москва заперла все окна, все двери. Только к концу третьих суток поняло население, что мороз спас столицу и те безграничные пространства, которыми она владела и на которые упала страшная беда 28-го года. Конная армия под Можайском, потерявшая три четверти своего состава, начала изнемогать, и газовые эскадрильи не могли остановить движения мерзких пресмыкающихся, полукольцом заходивших с запада, юго-запада и юга по направлению к Москве.
Их задушил мороз. Двух суток по 18 градусов не выдержали омерзительные стаи, и в 20-х числах августа, когда мороз исчез, оставив лишь сырость и мокроту, оставив влагу в воздухе, оставив побитую нежданным холодом зелень на деревьях, биться больше было не с кем. Беда кончилась. Леса, поля, необозримые болота были еще завалены разноцветными яйцами, покрытыми порою странным, нездешним рисунком, который безвестно пропавший Рокк принимал за грязюку, но эти яйца были совершенно безвредны. Они были мертвы, зародыши в них были прикончены".

***

Jun. 29th, 2010 05:40 pm
vattukvinnan: (Default)
"Куклы - одно из символических сокровищ инстинктуальной природы. Кукла символизирует la vidacita, маленькую инстинктивную силу жизни, которая одновременно является и яростной, и терпеливой. Люди веками ощущали, что от кукол исходит и святость, и тапа - пугающее и неотразимое присутствие, которое воздействует на человека, меняя его духовную сущность...
...Кукла - это символический гомункул, маленькая жизнь. Это символ того нуминозного, что скрыто в людях. Это уменьшенная сияющая копия изначальной Самости. В кукле в миниатюре заключен голос старой La Que Sabe - Той, Что Знает". (Кларисса Эстес. "БЕГУЩАЯ С ВОЛКАМИ")
Так-то.
виа http://olga-podolska.livejournal.com/

***

May. 9th, 2010 10:22 pm
vattukvinnan: (Default)
"Он играл на полу и вдруг услышал на лестнице шум. Мать тут же спрятала его под ворох ткани и сказала, что это такая новая игра: надо молчать и не шевелиться, пока она не скажет, что игра окончена. Он слышал громкий стук в дверь, потом незнакомые голоса и топот сапог. Думая, что это все входит в игру, он сидел тихо. Потом он услышал, как мать открыла дверь и сказала: «Подождите минутку, я только возьму пальто, я здесь одна, я сейчас!» Кто-то гремел мебелью, звучали все те же чужие голоса, стучали по полу сапоги, наконец дверь захлопнулась, топот стих на лестнице, и больше он ничего не слышал!
Он уснул.
Когда он проснулся, было темно. Он проголодался, игра ему надоела; он вылез из своего укрытия и стал искать маму. Нигде ее не найдя, он ухитрился открыть дверь и оказался один на лестничной площадке. Там он расплакался и плакал до тех пор, пока его не обнаружила соседка.
Ни папу, ни маму он больше не увидел; их отправили в Освенцим. Все детство его передавали с рук на руки соседи, дальние родственники; какие-то фермеры давали ему приют, а он пас их коров. В школу он то ходил, то нет, его крестили в католичестве, эксплуатировали все, кто только мог..."
(Брижит Бардо, "Инициалы Б.Б.", пер. Н. Хотинской)
vattukvinnan: (Default)
"Когда рассвело, они увидели бежавшую старуху, за ней мальчика лет шести, который кричал: «Бабушка, я боюсь!» Но старуха от него отмахивалась. Их догнали два немецких солдата и застрелили: сначала старуху, потом малыша".
vattukvinnan: (Default)
"Мы шли и увидели, как с одной стороны оврага на другую перебирается оборванный старик с торбой. По тому, как уверенно он шел, мы поняли, что он где-то здесь обитает и ходит не первый раз.
– Дед, – спросил я, – евреев тут стреляли или дальше?
Дед остановился, оглядел меня с ног до головы и сказал:
– А сколько тут русских положено, а украинцев, а всех наций?
И ушел.
Мы знали этот ручей как свои пять пальцев, мы в детстве запруживали его маленькими плотинами – «гатками», и купались.
В нем был хороший крупнозернистый песок, но сейчас он был весь почему-то усыпан белыми камешками.
Я нагнулся и поднял один, чтобы рассмотреть. Это был обгоревший кусочек кости величиной с ноготь, с одной стороны белый, с другой – черный. Ручей вымывал их откуда-то и нес. Из этого мы заключили, что евреев, русских, украинцев и людей других наций стреляли выше.
И так мы долго шли по этим косточкам, пока не пришли к самому началу оврага, и ручей исчез, он тут зарождался из многих источников, сочившихся из-под песчаных пластов, отсюда-то он и вымывал кости.
Овраг здесь стал узким, разветвлялся на несколько голов, и в одном месте песок стал серым. Вдруг мы поняли, что идем по человеческому пеплу.
Рядом тут, размытый дождями, обрушился слой песка, из-под него выглядывали гранитный тесаный выступ и слой угля. Толщина этого угольного пласта была примерно четверть метра.
На склоне паслись козы, а трое мальчишек-пастушков, лет по восьми, усердно долбили молотками уголь и размельчали его на гранитном выступе.
Мы подошли. Уголь был зернистый, бурого оттенка, так примерно, как если бы паровозную золу смешать со столярным клеем.
– Что вы делаете? – спросил я.
– А вот! – Один из них достал из кармана горсть чего-то блестящего и грязного, подбросил на ладони.
Это были полусплавившиеся золотые кольца, серьги, зубы.
Они добывали золото.
Мы походили вокруг, нашли много целых костей, свежий, еще сырой череп и снова куски черной золы среди серых песков.
Я подобрал один кусок, килограмма два весом, унес с собой и сохранил. Это зола от многих людей, в ней все перемешалось – так сказать, интернациональная зола".
Полностью: http://lib.rus.ec/b/31099/read
vattukvinnan: (Default)
"Съ передачей живого инвентаря Подпорожья дeло шло и труднeе, и хуже: Свирьлагъ... исходилъ изъ того предположенiя, что если даже такое жулье, какъ ББК, не сумeло всучить этотъ живой инвентарь БАМу, то, значитъ, этотъ инвентарь дeйствительно никуда не годится... ББК, съ вороватой спeшкой и съ ясно выраженнымъ намeренiемъ оставить Свирьлагу одну слабосилку, перебрасывалъ на сeверъ тeхъ людей, которые не попали на БАМ "по соцiальнымъ признакамъ", т.е. относительно здоровыхъ. Свирьлагъ негодовалъ, слалъ въ Москву телеграммы и представителей, а пока выставилъ свои посты въ уже принятой части Подпорожья. ББК же въ отместку поставило свои посты на остальной территорiи отдeленiя. Этотъ междувeдомственный мордобой выражался, въ частности, въ томъ, что свирьлаговскiе посты перехватывали и арестовывали ББКовскихъ лагерниковъ, а ББКовскiе -- свирьлаговскихъ. Въ виду того, что весь ВОХР былъ занять этимъ увлекательнымъ вeдомственнымъ спортомъ, ямы, въ которыхъ зимою были закопаны павшiя отъ вeточнаго корма и отъ другихъ соцiалистическихъ причинъ лошади, -- остались безъ охраны -- и это спасло много лагерниковъ отъ голодной смерти.
...Случалось такъ, что на какомъ-нибудь засeданiи въ десять-одиннадцать часовъ вечера... выяснялось, что на завтра двадцать тысячъ лагерниковъ кормить рeшительно нечeмъ. Тогда летeли радiо въ Медгору и въ Лодейное Поле (свирьлаговская столица), телеграммы-молнiи -- въ Москву, и черезъ день изъ Петрозаводска, изъ складовъ кооперацiи доставлялся хлeбъ. Но день или два лагерь ничего не eлъ, кромe дохлой конины, которую лагерники вырубали топорами и жарили на кострахъ....
...Начальники лагпунктовъ съ помощью своего ВОХРа грабили сельскiе кооперативы и склады какого-то "Сeвзаплeса".
Полностью: http://lib.rus.ec/b/53187/read
vattukvinnan: (Default)
Ю.М. Лотман, "Куклы в системе культуры": http://ec-dejavu.ru/d/Doll.html.
"Таким образом, в нашем культурном сознании сложилось как бы два лица куклы: одно манит в уютный мир детства, другое ассоциируется с псевдожизнью, мертвым движением, смертью, притворяющейся жизнью. Первое глядится в мир фольклора, сказки, примитива, второе напоминает о машинной цивилизации, отчуждении, двойничестве".
Очень интересно. Правда.
vattukvinnan: (Default)
Писатели, чересчур подробно описывающие половой акт, напоминают мне подростков, пытающихся совокупить Барби и Кена. Та же смешная старательность.
vattukvinnan: (Default)
Друзья, вы все такие умные, эрудированные, еще не знаю какие и, главное, начитанные. Посоветуйте, пожалуйста, какой-нибудь хороший роман ужасов (классический ужастик, а не фэнтези с драконами), где ужасное было бы связано с куклами?
*можно не на русском, но на доступных мне языках*
vattukvinnan: (Default)
Качество текста познается по тому, насколько хочется этот текст перечитать. Собираюсь перечитывать "Черную моль".
vattukvinnan: (Default)
А скажите, пожалуйста:
1. Частица Хиггса и бозон Хиггса - это одно и то же?
2. Действительно ли в "Даниэле Штайне" имеют место антисемитские выпады?
vattukvinnan: (Default)
Дочитала книгу "Минус килограммы без диет и драмы". Йа - интеллектуалко!

Profile

vattukvinnan: (Default)
vattukvinnan

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 4 56
7 8 910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios